EnglishFrenchGermanItalianPortugueseSpanishSwedishUkrainian immunit.com.ua . Очень хорошая турфирма http://sozvezdie-tour.ru/ туры на любой вкус по России и Европе. . горящие путевки и туры в париж из москвы

Перспективные военные технологии и войны будущего

Говоря о перспективных военных технологиях, необходимо отметить, что было бы ошибочным пытаться проводить перевооружение нашей армии «всем и сразу». Это не только не нужно, но и неразумно. Обновление вооружения — не одноразовый акт, а непрерывный процесс. И нет никакого смысла стремиться полностью перевооружить нашу армию за пять лет или даже за десятилетие. Вывод из эксплуатации устаревших систем оружия и замена их на новые — этот вариант наименее обременителен для национальной экономики и в наибольшей степени позволяет удерживать высокий уровень современности вооружений без резких скачков обновления/устаревания.

Безусловно, военные технологии во многом определяют то, какими будут боевые действия будущего, их тактику и стратегию, формы и способы ведения войны. Поэтому, изучая возможности, которые предоставляют перспективные военные технологии, можно определить и направление развития военного дела, и характер будущих вооружённых столкновений.

Будущие военные технологии можно разделить по времени упреждения или, другими словами, ожидаемого времени их возможной практической реализации с поступлением в войска соответствующих систем оружия. Выделяются три такие категории.

А. Ближайшие, почти завершенные, находящиеся, условно, на финишной стадии стандартного инновационного цикла, т.е. на завершающем этапе опытно-конструкторских работ (ОКР), проходят тестирование и испытания. Их массовое поступление в войска уже началось либо может начаться примерно в ближайшие пять-семь лет.

Б. Среднесрочные, которые, находятся пока на стадии фундаментальных исследований, либо переходят на этап научно-исследовательских работ (НИР). Их операционная готовность может быть достигнута примерно до 2030 года.

В. Долгосрочные, находящиеся пока в состоянии гипотез, предположений, т.е. представляют собой, по сути, научную фантастику. Материализация подобных идей, если и возможна, то не ранее 2050 года и далее, до конца века. Здесь важно обратить внимание на слово «научная», другими словами, эти гипотетические конструкции, хотя и выглядят фантастически, но, тем не менее, не противоречат фундаментальным законам физики.
Военные технологии ближайшего будущего

Относительно ближайших военных технологий (категория А). Их реальное использование в локальных вооруженных конфликтах можно видеть уже сегодня.

История вопроса примерно такова. С начала 2000-х годов в бюджете Минобороны США фигурирует переходящая из года в год программа «боевые системы будущего» (Future Combat System). Цель программы, а также множества сопутствующих подпрограмм, — разработка методологии и соответствующих технических средств, позволяющих объединять всех участников боевых действий на театре войны в единую информативно-командную сеть, обеспечение на этой основе новых возможностей вооруженной борьбы, повышение боевой эффективности и мобильности войск и вооружений, вплоть до отдельных военнослужащих. В результате многолетней и последовательной работы был создан, по существу, качественно новый облик армии и флота США, получивших, прежде всего, новейшие системы коммуникаций и управления и мощное ударное вооружение.

Главные направления дальнейшего развития:

— углубление и совершенствование методологии информационного обеспечения и управления войсками, особо, авиационно-космическими и авианосными ударными группировками, т.е. реализация на практике давно укоренившегося в армии США принципа «си-куб-ай» (единства мониторинга, связи, управления и разведки), когда все информационные потоки «завязываются» в один узел и управление боем осуществляется в реальном масштабе времени, дистанционно и из единого центра;

— создание новой роботизированной боевой техники, от беспилотных летательных аппаратов – БПЛА, до управляемых на расстоянии роботов-«пехотинцев» и роботов-боевых машин. Всё это сегодня реально применяется американской армией в Афганистане и Ираке, а также активно разрабатывается другими странами мира. БПЛА, например, сегодня разрабатываются десятками государств, известны уже несколько десятков образцов, принятых на вооружение. Повышенное внимание этой теме уделяет Китай, Израиль, Иран и другие, чего пока нельзя сказать о России;

— разработка разнообразного ударного оружия высокой точности, действующего по принципу «выстрелил и забыл».

Отдельная тема — финишные испытания уже завершаемых научных программ. Сегодня таковыми являются:

— сверхскоростные управляемые беспилотные летательные аппараты. Нынешнее поколение БПЛА, как отмечалось выше, уже перестало быть чем-то необычным при ведении современной войны. При этом средства ПВО сегодня вполне уверенно перехватывают весь спектр летательных аппаратов на высотах до границы стратосферы. Поэтому США активно разрабатывают новые ударные гиперзвуковые стратосферные и заатмосферные ЛА, против которых пока не существует эффективных средств ПВО. Такой американский беспилотник, X-37 уже сейчас проходит испытания и его поступление на вооружение ожидается к 2020 году;

— микроволновое, кинетическое и лазерное оружие. США и Израиль уже много лет ведут обширные исследования в области создания боевых лазеров, кинетических пушек и микроволновых установок. Сегодня прототипы этого оружия проходят лабораторные испытания и их появление в арсеналах возможно уже в течении следующего десятилетия.
Военные технологии среднесрочной перспективы

Среднесрочные будущие военные технологии (категория Б) сейчас определяются, главным образом, на стадии фундаментальных научных разработок, т.е. ещё до этапа прикладных исследований и ОКР. Для оценки их ожидаемых боевых характеристик пока нет необходимого фактического материала. Тем не менее, определенные соображения о существе будущих тенденций можно высказать уже сейчас.

Важно отметить, что практически все новые технологические разработки имеют, как правило, двойное, военно-гражданское назначение. Перспективные исследования всегда ориентированы на поиски новых эффектов и закономерностей. Определение же конкретных сфер их приложения, будь то военная либо гражданская, происходит позднее.

Коротко о некоторых разработках этой категории.

— Роботы. В США, Японии и ряде государств Евросоюза ведутся всё более масштабные исследовательские работы по созданию широкой гаммы дистанционно управляемых автоматизированных устройств, имитирующих физическую, речевую и даже интеллектуальную деятельность человека, в том числе солдата. Известны продвинутые программы по разработке «искусственных боевиков»: от роботов-пехотинцев до роботов-разведчиков поля боя, приспособленных для решения различных боевых задач. Испытываемые модели имеют различные габариты, начиная от нескольких сантиметров до полутора-двух метров и более того. Ведётся также активная работа по приданию роботам способности различать голосовые и визуальные команды и действовать в определенной степени автономно, порой — в соответствии с весьма сложными алгоритмами поведения;

— Минироботы и киборги, т.е. сочетание живого существа и механизма. В частности, сегодня в США идут исследования киборгов-насекомых (пчелы, осы, бабочки и пр.), создаваемые путём вживления в их организм сверхминиатюрных наноэлектронных передатчиков. С помощью таких устройств предполагается осуществлять разведку и поиск сил противника на расстоянии, а также избирательно поражать — например, сильнодействующими ядами — определенных людей, «электронный портрет» которых заранее вводится в память этих киборгов;

— Генно-инженерное оружие, явившееся следствием расшифровки генома человека с выявлением якобы значимых различий в деталях генных структур людей различных наций и рас. Поиск на этой основе способов избирательного физического уничтожения «нежелательного человеческого материала» определённых категорий. Биологическое оружие, как известно, запрещено соответствующей международной конвенцией, однако сведения об исследованиях такого рода, тем не менее, иногда появляются в мировых масс-медиа;

— Медицинское клонирование, копирование и изменение продолжительности жизни человека. Соответствующие исследования ведутся по целому ряду направлений. Изобретен, например, метод обратного перепрограммирования временного вектора роста клеток организма (от взрослого состояния — назад, к молодости) и получения индивидуальных стволовых клеток с использованием биоматериала взрослых людей. Открытие удостоено Нобелевской премии по физиологии и медицине за 2012 год. Оно открывает путь к заблаговременному выращиванию «копий» внутренних органов человека на основе его собственного биоматериала и их безопасной, без отторжения трансплантации, т.е. к регулярному омоложению хирургическим путём основных органов человека. Аналогичные работы сегодня ведутся и у нас в стране (биологический и физический факультеты МГУ, Московский физико-технический институт и др.) в рамках такого направления как биофизика;

— Дистанционное воздействие на ионосферу Земли радиоволнами СВЧ-диапазона и создание искусственных протяженных плазменных образований. Здесь, прежде всего, заслуживает внимания американская программа HAARP (High Frequency Active Auroral Research Program) и созданный в ее рамках крупный исследовательский радиотехнический стенд в Гаконе (штат Аляска). Согласно оценкам экспертов, в ходе данной программы уже получены эффекты, позволяющие говорить о реальном создании систем геофизического оружия, способного не только нарушать (блокировать) радиосвязь, радиолокацию, выводить из строя бортовую электронную аппаратуру космических аппаратов, ракет, самолетов и наземных систем, но и провоцировать масштабные аварии в электрических сетях, на нефте- и газопроводах, негативно воздействовать на биосферу, в том числе на психическое состояние и здоровье населения целых, в том числе весьма отдаленных от территории США, регионов. К этому направлению тесно примыкает программа создания электромагнитного оружия, образцы которого в США испытаны и применялись, в частности, в ходе войны на Балканах;

— Кавитационно-вихревая технология обработки жидких сред (КВО-технология) разработана группой отечественных специалистов. С её помощью возможно разделение устойчивых к разложению смесей жидких компонентов или же, наоборот, получение стабильных растворов трудно поддающихся смешению жидкостей. Построена серия экспериментальных установок.
Военные технологии отдаленного будущего

Долгосрочные военные технологии (категория В), сейчас относятся, скорее, к жанру научной фантастики, т.е. не противоречащей известным законам естествознания. В 2008 году в США вышла книга американского физика японского происхождения Митио Какý «Физика невозможного». Заявленная цель книги — «рассмотреть те технологии, которые сегодня кажутся «невозможными», но через несколько десятков или сотен лет могут стать обычными». Основной тезис — «любая невозможность относительна». Автор разделил предмет своего изучения на три категории.

Невозможности 1 класса, то есть то, что может стать реальностью уже в этом столетии или, может быть, в следующем, возможно и в измененной форме. Это — лучевое оружие, телепортация, двигатели на антивеществе, некоторые формы телепатии, телекинез, невидимость и некоторые другие.

Невозможности 2 класса — это технологии, лишь недавно обозначившиеся на переднем крае наших представлений о физическом мире, реализация их может растянуться на тысячи лет. Сюда относятся машины времени, возможности гиперпространственных путешествий, параллельные вселенные.

Невозможности 3 класса – к ним отнесены такие технологии, которые нарушают известные нам физические законы. Их оказалось очень мало, автор выделил всего две: вечный двигатель и предвидение будущего.

Сегодня получили определенную известность некоторые научные работы, связанные с решением проблем «невозможностей 1 класса». Применительно к проблеме невидимости, это труды профессора В.Г.Веселаго (МФТИ), еще в 1967 году предсказавшего возможность создания суперлинзы с отрицательным коэффициентом преломления на основе так называемых метаматериалов.

Позднее эти идеи были подхвачены в США и там же были созданы первые образцы подобных материалов, что открывает возможность создания в обозримом будущем «плащей-невидимок». Надо сказать, что с физической точки зрения невидимость в оптическом диапазоне не имеет принципиальных отличий от невидимости в радиолокационном диапазоне, возникающей в результате применения известной технологии «Стелс», — разница лишь в длинах волн соответствующих электромагнитных излучений.

Имеется также информация и о некоторых весьма перспективных научных работах по проблеме телепатии, выполненных еще в СССР, а также в США. Исследования по этой тематике на Западе продолжаются, хотя и без особой огласки.

Определённый интерес с военной точки зрения представляют также эксперименты на Большом адронном коллайдере (БАК) под Женевой (Швейцария). Неоднократно высказывались предположения, что, наряду с заявленной программой экспериментов, направленной прежде всего на поиски «частицы Бога», бозона Хиггса, целью исследователей, обладающих столь мощным механизмом, как БАК, является изучение возможности направленного создания и использования «микроскопических черных дыр» и высокоэнергетичных субатомных частиц, способных изменять свойства пространства-времени.
Новые военные технологии и наука

Плодотворная работа по созданию и внедрению новых военных технологий требует радикального изменения отношения к науке как таковой. Почти общепризнано, что сегодня человечество находится на нисходящей волне Пятого (информационного) глобального технологического уклада (ГТУ), основа которого — компьютеры, телекоммуникации, интернет, микроэлектроника, робототехника и тому подобные направления. Как было сказано выше, соответствующие этому укладу технологии находят сегодня активное военное применение.

Однако ожидать качественно новых, прорывных военных технологий в рамках Пятого уклада уже, видимо, не следует и определяющими на ближайшие четверть века станут технологические подходы, связанные с формированием нового, Шестого глобального технологического уклада. В этой связи оптимальным представляется следующий выбор направлений дальнейших отечественных военно-технологических исследований.

Во-первых, не выходя за границы нынешнего уклада, попробовать сократить сегодняшнее отставание в военных разработках путем определенного повтора главных достижений, сделанных другими, что, кстати, само по себе совсем непросто. Сосредоточиться, прежде всего, на вопросах обнаружения, коммуникаций, автоматизированного управления и связи, тем самым подтянуться до мирового уровня по возможностям дистанционного, бесконтактного ведения боевых действий.

Во-вторых, нащупать точки роста уже в рамках Шестого ГТУ, другими словами уйти от «режима повтора» и перейти к «работе на опережение». Для успеха на этом пути необходимо особое внимание и серьёзный государственный подход к науке, исследовательской работе и изобретательской деятельности отечественных ученых и специалистов, повышение их общественного статуса и материального положения.

При этом необходимо отметить, что практически все новые научно-технологические разработки имеют, как правило, двойное применение: как гражданское, мирное, так и оборонное, военное. Исследования ориентированы, прежде всего, на поиски новых эффектов и закономерностей взаимодействия материальных систем разных уровней. Определение же конкретных сфер их практического приложения, будь то военная либо гражданская, происходит позднее.

Поиск, отбор, разработка и внедрение перспективных технологий возможно только в опоре на государство. В этой связи представляется весьма важной и своевременной инициатива по созданию Фонда перспективных исследований, о котором говорил Президент России В.В.Путин в своем Послании к Федеральному Собранию РФ 2012 года. Очевидно, что к работе Фонда потребуется привлекать людей, имеющих, прежде всего, естественно-научное либо инженерное образование, опыт научно-аналитической работы, знающих специфику функционирования государственного механизма, умеющих оценивать риски и располагающих определенной свободой отбора и финансирования перспективных научных тем и программ НИОКР. Такую работу могут выполнять только доверенные и проверенные на предмет соблюдения интересов национальной безопасности люди.

Примером подобного государственного подхода к обещающим прикладным научным разработкам может служить Агентство перспективных оборонных проектов Минобороны США – DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency), со штатом примерно 200 человек и годовым бюджетом немногим более 3 млрд. долл. Принципы работы данной структуры достаточно широко и подробно освещены в СМИ. Скорее всего, он могут продуктивно использоваться и в российской управленческой практике — в том числе, в работе создаваемого российского Фонда перспективных исследований.

Особо следует отметить открытость Агентства к новым идеям и изобретениям и, в то же время тщательную защиту от утечек информации о критериях отбора, составе и состояния проводимых исследований, жёсткую охрану получаемых результатов от проникновения извне. «Конкуренцию в научно-технической сфере и промышленный шпионаж еще никто не отменял» — неоднократно отмечали представители Агентства.

Наука и образование, знания и умения людей должны стать главным приоритетом национальной безопасности России!

Похожие статьи в рубрике Технологии

 

1 Комментарий

  • Александ

    Ето все фуфло, для войни нада новые технологиии. которые у вас есть, и всего мира

 

Добавить Комментарий напрямую с сайта

Оставлять спам-комментарии бесполезно! Спам мгновенно фильтруется!

обязательно

обязательно

по желанию


 
 
 
 
 

Поиск